Tags: Толокно

ГЕЙ-ПРАЙД: ОТЧЕТ АКТИВИСТОК ГРУППЫ ВОЙНА

Активистка гендерного крыла Войны Надя Толокно - корру "КВИРа" Валере Печейкину. Докладная записка о прошедшем 28 мая 2011 г. гей-прайде:

Пункт первый: Александровский сад. Вход в сад оцеплен. Много растерянных журналистов — не знают, куда идти и кого искать, ЛГБТ-активистов не видно. “У меня эфир через две минуты, где мне найти хоть одного активиста?!” — паникуют корреспонденты. Снуют православные хоругвеносцы с крестами, бабушки, отпускающие гомофобные замечания. Много юношей с наклейками “Народный собор” на сумках, они в белых масках и потирают кулаки — готовятся, по видимости, “пиздить содомитов”. Такая обстановка, что геям просто опасно обнаруживать себя в толпе — могут получить по башке от праворадикальных пацанчиков в масках. Вдруг в гуще разномастной толпы раздаются крики — десяток ЛГБТ-активистов достают плакаты, их тут же скручивают зубами об землю. Винтят Костюченко (сейчас она в Боткинской больнице с подозрением на сотрясение мозга).

Пункт второй: Тверская, напротив мэрии. Несколько десятков журналистов. Десяток воинствующих гомофобов.



И те, и другие жадно всматриваются в проходящих: не найдется ли кто похожий на гея? Появляется молодой человек с проколотым ухом. На него набрасываются камеры. Тут же подлетает боевого вида бородач и плюет в этого юношу. Актив феминистской фракции Войны, я и Кэт, набрасывается на бородача и его товарищей, которые скандируют “Позор пидарасам!”. Мы выталкиваем их с территории прайда с ответными криками: “Позор гомофобам!”.



Пытаемся организовать живую цепь, которая не позволит особенно агрессивным гражданам зайти на прайд. Цепи не получается — вокруг одни журналисты, активистов очень мало. Спорим с православными, убеждаем их уйти по-хорошему.



Милиция реагирует быстро — через минуту на меня и на Кэт набрасывается по пять человек ОМОНа и волокут в автобус.



Многократно прошу предъявить документы и доложить мне причину задержания — ответа не получаю.



В автобусе сидел очень агрессивный ОМОНовец, который в ответ на мои расспросы и попытки выйти из душного автобуса на улицу начинал хватать за шею и душить. В автобусе мы провели 2 часа, что было самым гадким моментом — пришлось сидеть в духоте с парой гомофобов, которых привели к нам же в автозак. Когда один из задержанных участников прайда, глухонемой, достал из кармана маленький радужный платочек, православные староверы и участники “Народного собора” с ногами набросились на этого человека. После 2 часов в автобусе нас доставили в ОВД “Тверское”, где с каждого были взяты объяснения, и через 3 часа все были отпущены без предъявления обвинений. Милиция расписалась в том, что наше задержание было незаконным — протоколов выдано не было.

Видеодокументация: жесткое винтилово у Александровского сада, потасовка гендерных активисток с православными староверами на Тверской, дерзкий арест защитниц прав секс-меньшинств. Наслаждайтесь:



Спасибо фотографам и видеооператорам, бесстрашной Лене Костюченко, деловитому Алексееву, трансгендеру Анна Комарова и многим другим.

КАФЕДРА ОНТОЛОГИИ МГУ ПРОТИВ "ПЕДЕРАСТОВ"

Факультет научного коммунизма Философский факультет МГУ продолжает свое торжественное шествие по миру: после того, как с него чуть было не отчислили студентов за то, что те документировали акцию группы Война, профессура факультета заявила о том, что "педерастами они не занимаются" и начала угрожать завалить студента, пишущего работу по концепциям гей- и лейсбийской субъективностей.

Сообщает Надя Толокно, активист группы Война и студент философского факультета МГУ, чья работа вызвала у профессоров приступ адовой гомофобии и сексизма:



"После защиты своей курсовой работы по концепциям гей- и лейбиской субъективностей, на которой уважаемая кафедра заявила о том, что “педерастами они не занимаются” (хотя сами в начале года утвердили тему) и пригрозили, что диплом мне с такой темой никогда не защитить, моя нетолерантность к гомофобам стала просто зашкаливать"

Вот что сказала активистка в интервью Валерию Печейкину (журнал "КВИР"):

"Найти человека, который взялся бы быть научным руководителем студента, занимающегося гендерными и квир-исследованиями, на философском МГУ было очень трудно. В 2009 году я, решив заниматься этой тематикой, посетила все кафедры философского факультета - мне везде говорили, что специалистов по этой теме, которые могли бы стать моими научными руководителями, у них нет. В итоге моим руководителем стала А.А. Костикова, которая единственная на всем факультете на тот момент была в курсе событий, происходящих на переднем крае современных исследований субъективности - в философских основаниях гендерных исследований. Костикова не принадлежит кафедре онтологии и теории познания, на которой специализируюсь я. В итоге сейчас я имею научного руководителя "со стороны". Каждый год я перед всей своей кафедрой я утверждаю своего научного руководителя, к кафедре не относящегося, и тему своей курсовой работы. Так произошло и в начале текущего учебного года, осенью 2010 года. Кафедра утвердила мою тему "Технологии деконструкции субъекта в философии гендерных исследований".

Во время написания работы мне приходилось опираться на англоязычные источники, поскольку гендерные, а тем более квир-исследования в России находятся в глубокой попе. Я обращалась к работам Джудит Батлер "Гендерное волнение: феминизм и подрыв идентичности", "Психика власти: теории субъекции" (эта единственная из всех существует на русском), к текстам Элизабет Гросс "Неуловимые тела: к телесному феминизму" и "Пространство, время и извращение: очерки политик тел" и ряду других. Вероятно, одной из причин враждебного отношения кафедры к моей работе было то, что она незнакома с этими работами. Я допускаю, что у членов кафедры другие научные интересы и что они действительно совершенно не обязаны изучать все новейшие течения в современной философии, но неприятие странного, незнакомого - это элементарная ксенофобия, которой не должно быть места на философском ф-те МГУ.

Выслушав меня на защите курсовых 4-го курса, которое состоялось 3 мая на заседании кафедры онтологии и теории познания, ведущий заседания обратился ко мне с вопросом, без доли иронии: "А почему вы вообще считаете, что гендерные исследования - это интересно и актуально? Ведь посмотрите, еще в Древней Греции существовал обычай: когда моряки приплывают, женщины должны прятаться в домах - или их изнасилуют. Гендерные различия были хорошо прописаны уже тогда. Чем же вы тогда занимаетесь?". Я объяснила, что традиционно женское было вписано в категориальную сетку как вторичное, темное, непостоянное, продуктивное, телесное - и что как раз именно это представление я имею целью переосмыслить; что гей- и лесбийские исследования помогают мне расшатывать дуальное представление о половом различии, в котором есть только два полюса - женское и мужское, где женское - негация мужского, всегда более низкое в этой двоичной иерархии.


Надя на акции "Лобзай мусора", январь 2011


"А, - сказал ведущий заседания, - тогда я понял. Все мы, конечно, тут не любим педерастов, педофилов... И Сартр был педофилом, и Фуко. А я недавно книгу читал - о зависимости поведения мужчины с женщиной в постели от того, как он ведет бизнес. Вот если бы вы эту книгу включили в исследование, тогда было бы намного полнее и интереснее". Спросить о том, как относится гетеросексуальные игры в постели к теме моей работы, я не успела - вмешался заслуженный профессор, доктор философских наук Петр Алексеев, автор монографии "Союз марксистской философии и естествознания": "Я бы вообще не стал пропускать эту курсовую работу. Ваша работа сделана впустую, она не по теме. Гендерные исследования не дают ничего нового для концептуализации субъекта. Имейте в виду, что диплом вам у нас на кафедре будет очень, очень трудно защищать".

ФОРМАТ ВОЙНЫ ДОЛЖЕН СТАТЬ ЖАНРОМ, К КОТОРОМУ БУДУТ ПРИБЕГАТЬ ИСПЫТЫВАЮЩИЕ ПОТРЕБНОСТЬ В ПРОТЕСТЕ

Милитант-феминистка Надя Толокно рассказывает о группе Война, ее истоках, целях, расколах и политических ориентирах главному оппозиционному журналу The New Times.


Активистки Войны, ныне составляющие костяк милитант-феминистского крыла группы, по дороге на акцию "Унижение мента в его доме". Подмосковье, май 2008.

- Расскажите о себе, сколько посчитаете нужным. Кто оказал наибольшее влияние на Ваши политические и эстетические взгляды?

И я, и мои родители родом из Сибири – из знаменитого пятидесятиградусными морозами, никелем и лагерями Норильска. Существует определенная выгода в том, чтобы провести детство в ледяном газовом аду: на улице гулять невозможно, потому приучаешься много читать, а еще наполняешься злым запалом и упертостью.

Книга, которая оказала на меня наибольшее влияние – прочитанная в 9 классе «Норма» Сорокина. А в 10 классе я открыла существование Дмитрия Александровича Пригова.

В Норильске мы с будущей активисткой Войны Марией Рыжей делали свои первые шаги в акционизме: делали ученические перформансы о царизме, о русских революционерах, о капитализме и социализме, о власти, об отношениях с Богой (феминистский Бог женского рода). Нас сильно тронула революция 1917 года – до такой степени, что во время второго президентского срока Путина, когда власть уже дошла до полного охуения, мы проводили на школьном дворе митинги с плакатами «Долой царизм! Долой самодержавие!», «Да здравствует революция!» на швабрах, сочувствуя получившим срок нацболам за свое «Вы, кажется, возомнили себя царем!» во время захвата Администрации Президента в декабре 2004ого.

- Расскажите, как появилась группа, кто и зачем придумал Войну? Кто придумал название? Как рекрутируются активисты, как люди попадают в Войну? Сколько сейчас человек в группе?

Война появилась еще в далеком 2007 году. Рождение Войны стало результатом встречи меня, Петра Верзилова, Олега Воротникова и Натальи Сокол. Оказавшись вместе, мы смогли поддерживать нужный накал наглости и дерзости друг в друге и в наших совместных акциях, необходимый для того, чтобы Война родилась как явление современных политики и искусства. У нас был общий бэкграунд: очевидные симпатии к культуре бунта и нежелание искать свое место на карте существующих художественных и политических систем. Кроме того, объединял общий список ключевых для нас фигур: это Андрей Монастырский, Дмитрий Александрович Пригов, Александр Бренер, Эдуард Лимонадзе.
Collapse )

АКТИВИСТ ВОЙНЫ ТОЛОКНО: "КОСТЯК ПЕТЕРБУРГСКОЙ ФРАКЦИИ ПОСТУПИЛСЯ ПРИНЦИПАМИ ВОЙНЫ"




Интервью с активисткой группы Война Надей Толокно финской газете "Хельсингин Саномат" (беседа в сокращенной форме опубликована в "ХС" за 26 марта 2011г.)

- Расскажите немного об истории Войны. Как появилась идея основать Войну?

Группа Война была основана в начале 2007ого года, когда стало очевидно, что ситуация в стране становится все более и более блевотной, а здоровых сил, которые могли бы влиять на нее - катастрофически мало. Схожее положение было и в полической жизни, и в культурной: вместо радикальных демократических экспериментов везде царил застой.

Нам, стоявшим у истоков группы, было тяжело наблюдать за тем, как неприятный чекист и его институтские дружки диктуют свою линию медийному и уличному пространству России, а деятели культуры ему сыто подмахивают. В 2007ом году бывший левый радикал Толик Осмоловский требовал от акционистов обязательно получать у властей и милиции разрешения на перформенсы.


Акция "Выступление панк-коллектива "Хуй В Очко" в Таганском районном суде во время процесса над Ерофеевым - Самодуровым. 2009г.
Collapse )

АКТИВИСТКИ НАДЯ ТОЛОКНО И КЭТ - ГЕЙСКОМУ ЖУРНАЛУ "КВИР" (#94, АПРЕЛЬ 2011)



 


Надя, озвучь, пожалуйста, для наших читателей, в чем была философия этой акции (тренинга)? Я читал, что "на дело" ты ходила с книгой Юлии Кристевой "Revolt, She Said". Это она вас вдохновила?

Надя: На дело я всегда брала с собой какую-то книгу, чтобы в случае ареста было чем заняться. Одна милиционерша, проводя тщательный личный досмотр, заинтересовалась книгой и стала вчитываться в заметки на полях "Revolt, she said", силясь понять, зачем мне понадобилось целовать ее в губы. Я отвечала ей словами феминистки Кристевой: «Мы счастливы постольку, поскольку мы находимся в состоянии перманентного бунта». «А вам, - добавила я уже от себя, - полезно стать лесбиянкой, тогда и вы сможете приблизиться к такому счастью».

Collapse )

ДЕБАТЫ КЛУБА "КЕНГУРУ": МОНСТРАЦИЯ ИЛИ РЕГИСТРАЦИЯ


АРТЕФАК, 4 апреля. Фейгин, Кичанова, Чернозуб, Лоскут

Тема собрания звучала так: "Олд-скул политика или марши хипстеров - что приведет нас к свободе?". Самое угарное, что все (включая и создателя epi-hero.ru Клишина) согласились на именование персонажей, участвующих в "Монстрации", хипстерами. Московские хипстеры - невеселые, надменные люди, они никогда не снизойдут до того, чтобы фломастером на бумаге нарисовать плакат и выйти в толпу радостных креативщиков. Монстрация вообще не имеет отношения к культурному потреблению Сапра, музкритика Горбачева или байера Сартан. Как и Марк Фейгин, взявший себе для дебатов образ симпатизирующего моде 90-х клубного вышибалы.


Фейгин, бывший соратник Новодворской

Видно, что политик Фейгин питает чертову неприязнь к модной молодежи. Тем не менее, осознав, что из подвала Артефака у него нет просто никаких шансов выйти живым, задекларируй он свою ненависть, решил приврать и сказать, что хипстеров очень любит. Вот Ортега (его, говорят, звали) мудро решил не являться: или пришлось бы от взглядов отказываться, или продувать Лоскутову позорным образом.


Лоскутов: "Меня выдвигали в президенты, но я сохранил свою девственность"

Правда, несмотря на лозунг "Я против анти-хипстеров", Фейгин вскоре сказал, что ни один нормальный политик не будет ходить в лосинах.
Почему нет? Кабаева, думаю, давно носит и не парится. По этому поводу политтехнолог Виталий Шушкевич сразу же постановил: "Когда мы победим на выборах, в Кремль будут пускать только в лосинах".


Шушкевич: "Бедро Марии Киселевой становится символом дебатов"

После Фейгин сказал, что музыку принципиально не слушает. Когда Вера Кичанова попыталась обратить это в шутку ("Вот видите, люди заняты свержением строя, у них времени нет музыку слушать!"), Фейгин зачем-то продолжал упорствовать: "Нет, я просто так ее никогда не слушаю". После чего всю дискуссию принципиально называл Padla Bear Outfit не иначе как "эта Падла".


Ведущая, лесболибертарианка Кичанова: "Вот я в галстуке и без лосин, меня пустят в большую политику?"

Одним из экспертов пригласили Станислава Духневича - зампреда движения "Демвыброс". Потрясающий случай несоответствия внешнего вида и того, что человек говорит. Это иссушенный дядька в оранжевых штанах и рубахе в радужную полоску, жеманный, ножка на ножку - гей из арт-среды, одним словом, совсем как известный своим пристрастием к юношам куратор Александр Шумов. Духневичу дали слово, и тут он начал бубнить о том, что в политике, деточка, нужно быть или гомофобными лидером образца Владимира Милова, или же не быть никем.

Эксперт от милитант-феминистской фракции группы Война, Надя Толокно, попросила не устраивать срачей, а идти вместе бычить на Путина, после чего стала убеждать Фейгина в том, что его позиция провальна, поскольку оппозиции в высшей мере выгодно вслед за властью признавать в "Монстрациях" и акциях Войны политику, иначе она рискует остаться глубоко в мохнатом прошлом, не поспевая даже за центром "Э". "Э", как известно, давно признает эти акции Войны и "Монстрации" политическими.

Фейгин упорствовал, убеждая зал, что Война политикой ни в коем случае не является, и что ни один член "Солидарности" не может позволить себе участвовать в подобных акциях.


Надя Толокно: "Настя Рыбаченко, глава молодежной "Солидарности", разбрасывала с Войной тараканов в Таганском суде. Ебнутый - из "Солидарности"

Активист Надя поинтересовалась также у Фейгина, являются ли политическими призывы "Свободу Михаилу Ходорковскому!", которые Арсений Падла выкрикивает на своих концертах в клубах. По мнению Фейгина, клубы политически кастрируют. Кастрируют в том числе и Юрия Шевчука: Фейгин убежден, что на своих секулярных, немитинговых концертах Шевчук публику политикой не мучает, стесняется. А как же тот концерт, на котором Шевчук с Троицким раздавали статуэтки самым неверным ментам России, полчаса рассказывая о зверствах падших мусоров? Троицкий сейчас не успевает отбиваться от исков за те статуэтки - а Фейгин говорит, что-де никакой политики на концертах.


Фейгин против политики в клубах

После активист лесби-Войны Толокно сказала, что успех прошлогоднего концерта 22 августа на Пушкинской площади в защиту Химкинского леса показывает, что пять тыщ человек, пришедшие поглазеть на Юру и группу "Телевизор", могут заставить президента Медвежонка выпустить заявление о приостановке вырубки леса.

Когда все пришли ко мнению, что сейчас в России культура имеет даже больше политических рычагов влияния, чем политика образца Фейгина, он совсем как-то упал духом, и тут из него вырвалось невероятное: "Я считаю, что политические системы в России умирают, саморазлагаясь. Мы тут ничего поделать не можем, ни Солидарность, ни Шевчук никак не влияют, система надломит себя изнутри". Спросить Фейгина, начерта тогда козе баян и чем он вообще занимается в "Солидарности", кажется, никто не отважился.


Сергей Давидис, правильный политик, призвал музыкантов и художников выступить на 1 мая "Солидарности"

С перевесом в 1 голос в дебатах победил Лоскут.

АКТИВИСТКА ВОЙНЫ: "ОНА ЗАОРАЛА: "БЛЯДЬ!". ШАПКА С КРАСНОЙ КОКАРДОЙ ПОЛЕТЕЛА ВНИЗ ПО ЭСКАЛАТОРУ"

На почту мне пришло немало писем с просьбой рассказать более подробно о ходе тренингов по засасыванию ментов: как именно происходило общение с милицейскими бабами? Я обратилась к непосредственным исполнительницам правоохранительных поцелуев, и активистки милитант-феминистской фракции Войны написали для меня несколько историй с деталями. Рассказывают Надя Толокно, Лена АйТы и Варяна.

* * *
На посту стояла в юбке, прикрывающей колени, в длинных сапогах без каблуков. Обычно ментессы на каблуках. Мусорские женщины - очень женские, никакого унисекса в одежде и в поведении - ногти, каблуки, волосы налачены. Визгу много, толку мало. А эта - спокойная, без истерик - хоп, взяла под локоток после лобзания, в сторонку отвела, спросила сокрушенно: "Ну зачем же на людях?"




* * *
Я спросила у одной:
- Вас скоро будут называть "Госпожа Полицейский"?
- Нет, мадам, - вежливо, но с ухмылкой ответила она




Collapse )

Активистка приложила к своему рассказу ролик, на котором видно, как она набрасывается на сотрудницу милиции с поцелуем и сбивает с нее шапку-ушанку:

АКЦИЯ ГРУППЫ ВОЙНА "ЛОБЗАЙ МУСОРА" ИЛИ ТРЕНИНГ ПО ЗАЦЕЛОВЫВАНИЮ МИЛИЦИОНЕРШ

  
 
Все фотоматериалы предоставлены автору блога Командованием Милитант-Феминистской Фракции Войны

Сегодня ночью в дверь Тайной Блатхаты, где я, активистка Вайзгизма, в глубоком подполье сортирую бескрайние архивы Войны, постучали условным стуком. "Таки не мусора и не чекисты на этот раз!" - радостно отметила я. В глазок был виден глубоко скрытый капюшоном кофты анонимный женский профиль, указавший мне на посылку под дверью и немедленно исчезнувший. "Что, блять, за сучья подстава!", - подумала я, отпирая многочисленные замки на входе в Блатхату Войны. На небольшой коробке стояла следующая печать:

"Обращение Центрального Командования Милитант-Феминистской фракции Войны. Вскрыть по наступлению 1ого марта 2011 года"

 
Collapse )